takun_taran (takun_taran) wrote,
takun_taran
takun_taran

Categories:

Губная помада / Lipstick (1976)

       Если говорить о неазиатских фильмах про самоотмщение подвергшихся насилию женщин, то большинство из нас, уверен, вспомнит первым делом «Убить Билла». Более искушенные зрители назовут источники, из которых уже сам Тарантино черпал вдохновение для своей дилогии - это «Они звали ее одноглазой» 1974 года или «Я плюю на твою могилу» 1978-го. Но вряд ли от кого-то прозвучит имя картины «Губная помада», вышедшей ровно между последними двумя упомянутыми, и, составившей вместе с ними идеальный ряд.


       Школьный учитель музыки Гордон Стюарт(!), создающий в свободное время чудаковатые электронные оперы, через свою молоденькую ученицу Кэти, которая не чает в нем души, добивается аудиенции у ее старшей сестры Крис МакКормик. Та работает моделью и соответственно водит знакомства с нужными людьми, что музыканту крайне необходимо. Но, когда в назначенное время Гордон приходит в номер девушки с магнитофоном, чтобы продемонстрировать ей одно из новых творений, все идет не так, как ему бы хотелось. Услышав из динамика ужасные пульсирующие звуки, Крис пытается не подать вида, насколько они ее шокируют. От удручающего представления ее спасает внезапный телефонный звонок, и она удаляется в спальню. Уязвленное чувство собственного достоинства Гордона уже через минуту превращается в чистейшую ненависть, что хоть по бутылкам разливай! Он мчится в комнату, где находится Крис, набрасывается на нее, избивает, а потом привязывает к кровати и насилует под аккомпанемент собственной дьявольской музыки. Свидетелем акта становится внезапно вернувшаяся из школы сестра…
       На перекрестном допросе адвокат Гордона своими психологическими атаками, подобно катку, сминает девушек, доводя до слез и истерик. А суд присяжных, благодаря представленной в дурном свете модельной деятельности Крис, пострадавшую в ней не признает. Насильник остается на свободе, но это еще далеко не конец истории.


       Сестры с богатой родословной Хемингуэй дебютировали в «Губной помаде» также в качестве сестер. Двадцатидвухлетняя Марго в середине семидесятых находилась в зените славы. Она была супермоделью, фотографии которой печатали на обложках всех гламурных журналов, и представительницей парфюмерной линии «Бэйби» Дома Фаберже. Фирма заключила с ней первый в истории миллионный контракт. Неудивительно, что следующим этапом стал Голливуд. Получив первую, вполне автобиографичную, роль, Марго подрядилась и по поводу участия в проекте своей сестры Мэриэл. Хотя она была значительно моложе, естественно неприметней и сыграла роль лишь второй скрипки, критики обратили внимание именно на нее. Кинокарьера Мэриэл сложилась гораздо удачнее, если не сказать большего, чем у Марго, для которой последующие двадцать лет прошли в попытках продраться через джунгли низкобюджетных ужастиков, депрессий, алкоголизма и неудачных браков.
       Первого июля 1996 года, за день до тридцатипятилетней годовщины самоубийства ее деда, писателя Эрнеста Хемингуэя, Марго была найдена мертвой в своих студийных апартаментах. Смерть наступила в результате передозировки транквилизатора Клонопина и была признана самоубийством, продолжившим печальную фамильную традицию (кроме деда актрисы, счеты с жизнью свели его отец, брат и сестра). Члены семьи, в том числе и Мэриэл, в последствие опровергали возможность суицида.


       Но как бы то ни было, Марго в «Помаде» выдает натурализм, не оставивший бы равнодушным даже звукооператора Джека Тэрри из «Прокола» Де Пальмы, ищущего идеальный крик, и, нашедшего его в конце концов в предсмертной агонии своей подружки. Последнее время я невольно вспоминаю «Прокол», когда слышу в кино женские вопли. Не такие, как издают силиконовые куклы в модных слэшерах, а душераздирающие, в которые по настоящему веришь. Героиня Марго больше не во время совершаемого над ней насилия, а уже потом, сталкиваясь с недостатками судебной машины, и, чувствуя себя, не защищаемой законом, а наоборот бессильной перед ним, издает звуки, от которых кровь в жилах стынет до абсолютного нуля.


Дополнительно пара интересных фактов

Мэриэл Хемингуэй сыграла в биопике Боба Фосси 1983 года «Звезда 80» печально известную молодую звезду журнала «Плейбой» и начинающую актрису Дороти Страттен, убитую своим ревнивым и скользким дружком (его изобразил молоденький Эрик Робертс). Самая известная из немногочисленных ролей Страттен – «Галаксина» (по ссылке раздолье скриншотов, сделанных мной с HD версии фильма).

В 1980-м вышел индийский рип-офф «Губной помады» под названием «Весы правосудия» (Insaf Ka Tarazu). Местами, особенно в первой трети, он выглядит слишком наивным (или устаревшим), но к концу даже более глубоко, в отличие от оригинала, погружается в рассуждения о недостатках судебной системы. Также есть несколько интересных визуальных фишек – например, тень от вентилятора при каждом своем обороте «отсекает» голову статуи Фемиды, установленной в зале суда. Метафора настолько удачная, что в течение картины на нее ни раз обращают внимание зрителя.











































Tags: скриншоты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments